силуэт

В доме 19 века пытаются незаконно открыть ресторан

В столичном доме 19 века, расположенном по адресу Тверской бульвар, д. 17 (напротив памятника Есенина) пытаются открыть ресторан Double Coffee. Против создания заведения выступают представители местного ТСЖ, рассказала в беседе c Рабкор.ру координатор движения «Общественная коалиция в защиту Москвы» Елена Ткач.

2438.jpeg«Представители компании Double Coffee не показали никаких документов, разрешающих строительство. У них даже нет договора субаренды. Когда мы попытались воспрепятствовать разрушению фасада дома, их люди просто стали драться. А директор кафе Игорь Нелюбов заявил, что у него папа генерал, и что у всех, кто пытается помешать стройке, «правоохранительные органы завтра найдут наркотики», - сказала Ткач. По ее словам, сегодня представители ТСЖ заварили дыру в фасаде дома, проделанную застройщиком под вход, строительной пеной.

«Мы обращались в управу, в ОВД Центрального округа столицы, прокуратуру. Нам везде говорят, что ничего не могут сделать, так как это не их компетенция», - сказала координатор коалиции в защиту Москвы.

Впрочем, 1 ноября управа района все же выдала постановление о запрете вести работы, однако строительство кафе после этого не остановилось. По словам самого Нелюбова, «все документы у него в порядке, а представители ТСЖ не хотят строительства кафе, так как планируют использовать помещение, где оно строится, в своих целях».

Источник: Рабкор.ру
силуэт

Молочные зубы дракона

В политике всё не так, как в природе. В природе летом всё расцветает и созревает, в политике – замирает и впадет в спячку. Однако у этой закономерности есть как минимум одна положительная черта. В анабиоз впадают не только общественные движения, но и различные негативные процессы, конфликты, разногласия. Простым гражданам хочется поверить, что «зубы дракона», посеянные кризисом, оказались «молочными» и не взошли. Что «дно падения» пройдено, Пикалёво так и осталось единичным случаем, а разногласия между Россией и Белоруссией разрешились по принципу «милые бранятся – только тешатся». Однако это впечатление может оказаться обманчивым.

Производство в крупнейших промышленных центрах мира так и не вернулось на докризисный уровень. А значит, подорожание нефти и ценных бумаг снова происходит по законам виртуальной реальности бирж, а не действительного спроса. Насколько продолжительной окажется такая стабилизация на глиняных ногах? По мнению ряда экономистов, кризис не ушел по собственному желанию, а просто отправился в летний отпуск. Осенью он может вернуться и с новыми силами вновь взяться за дело.

Давно свершилось то, о чем так долго говорили неолибералы. Россия достаточно встроилась в систему мировой экономики, чтобы финансовая лихорадка мучила ее в гордом единении со всем цивилизованным миром. Цены на нефть из эпохи стабильности вернулись, но не остановили спад промышленного производства.А значит, все так же под ударом кризиса оказываются моногорода, и превращение названия «Пикалёво» из имени собственного в имя нарицательное, осенью может продолжиться.

России все сложнее удерживать свое влияние на постсоветском пространстве. Проявляет характер Узбекистан, еще недавно поворачивавшийся лицом к России. Все громче слухи, что начала поглядывать на Запад много лет находившаяся в союзе с Москвой Армения. На Украине осенью должны пройти президентские выборы, и очень велика вероятность того, что правительство страны, которое будет находиться у власти к началу 2010 года, окажется столь же трудным партнером по переговорам с Россией, сколь и нынешнее. Так что в начале следующего года Москву и Киев может ждать новый газовый конфликт, а европейских потребителей российского газа – экзотик-тур в «холодный русский зима», причем не покидая собственных домов.

Даже Александр Лукашенко, который до сих пор воспринимался ведущими европейскими политиками только как «последний диктатор Европы», теперь оказался для них желанным гостем. В результате, и с российской стороной он теперь может говорить с более жестких позиций. В июне закончилась «молочная война» между Россией и Белоруссией, но не исключено, что осенью нас ждет газовая. Впрочем, проект союзного государства и так уже впал в глубокую кому, в том числе «надышавшись газа».

России все труднее сохранять влияние на постсоветском пространстве, где становится все больше не зависимых от нее игроков. И пока сложно сказать, поможет ли ей в этом кризис.

Продолжение на рабкор.ру
силуэт

Экономические прогнозы и политическое будущее

Министерство экономического развития (МЭР) усиленно переписывает свой прежний макроэкономический прогноз на 2009–2012 годы. Действительность убедила чиновников, что прежние оптимистические показатели необходимо пересмотреть в сторону уменьшения. Недавний прогноз Международного валютного фонда сокращения ВВП России на 6 % в 2009 году признается реалистическим и российскими чиновниками. Прежде они упорно мечтали об экономическом росте, но теперь готовы согласиться на новое маленькое падение. В прежнем варианте своего прогноза они с неохотой признали в сокращение ВВП страны на 2,2% – теперь этой цифре предстоит возрасти, несмотря на то что падение ВВП, по официальным данным, в сравнении с весной 2008 года составило 9,5 %.

Относительно цен на нефть аналитики МЭР настроены по-другому. Расчетная цена барреля нефти на 2009 год будет увеличена, ее поднимут с 41 до 45 долларов. Улучшение ситуации на нефтяном рынке внушает оптимизм и государственным экспертам, знать ничего не желающим о причине и перспективах экономических явлений. В целом, прогноз МЭР станет продолжением прежнего позитива, но с поправкой на незапланированные хозяйственные проблемы. Новые проблемы в экономике тоже не будут прогнозироваться, чтобы не напугать публику. Главное, что у чиновников от этого лишь прибавится работы: прогнозы предстоит еще множество раз переделать, прежде чем они хоть немного совпадут с реальностью.

К государственным прогнозам не стоит относиться с доверием – это, кажется, понятно всем, кроме тех, кто их составляет. Но, с одной стороны, чиновники попросту не умеют писать прогнозы, иначе как наполняя их благими обещаниями. Разве это не было лучшим решением в период хозяйственного подъема? С другой стороны, специалисты государства не понимают реальные перспективы кризиса. Люди просто пытаются выдумать то, что им нравится и подходит начальству. Плоды фантазии выдаются за результаты аналитической работы. Единственное, что успокаивает МЭР, это текущая стабилизация: кризис замедлил развитие, а цены на нефть стали более приемлемыми для корпораций.

Продолжение на рабкор.ру

силуэт

«Битва, которую можно выиграть...»

Для чего люди протестуют? Вопрос, казалось бы, абстрактный и риторический, но обретающий политическую конкретность в условиях сегодняшней России. В то время как либеральная оппозиция и часть левых радикалов с утомительным однообразием воспроизводят поставленные на конвейер однотипные и безрезультатные акции, то тут, то там мы видим примеры успешного общественного сопротивления власти, которые, однако, находятся в разительном контрасте с действиями «профессионалов» от уличной и всякой прочей политики.

Успеха достигают те, кто ставит перед собой конкретную достижимую цель, не пытаясь превратить ее в повод для пропаганды неких абстрактных идей или пиара какой-либо организации. Побеждают те, кто способны объяснить окружающим, чего они хотят, и убедить людей, что их требование может быть выполнено. Короче говоря, те, кто протестует, пытаясь не просто выразить свое недовольство властью или системой, а добиться перемен на практике.

Уголовное дело, возбужденное в мае против участников браконьерской охоты, состоявшейся на Алтае в январе нынешнего года - типичный пример того, как общественные протесты, четко сфокусированные, организованные и продуманные, могут привести к успеху. Авария вертолета, на котором высокопоставленные чиновники летали расстреливать занесенных в Красную книгу животных, произошла еще в январе - и предоставила прокуратуре достаточно доказательств браконьерства. На месте крушения убитые горные бараны лежали вперемежку с погибшими и ранеными бюрократами. Прокуратура старательно не замечала этих улик, разбираясь исключительно с фактом аварии.

Однако пикеты и митинги, общественные собрания и публикации в прессе, начавшиеся в Горном Алтае и поддержанные в Москве, дали результат. Дело не удалось замять, замолчать. Губернатор Республики Алтай Александр Бердников вынужден был отправить в отставку своего заместителя Анатолия Банных, которому повезло выжить после злополучной охоты. Сам Банных факт охоты не отрицал, а лишь настаивал, что сам не стрелял и ружья у него не было (зачем он без ружья вообще поехал на охоту, остается психологической загадкой, которую теперь, быть может, раскроет следствие). Прокуратура продолжала молчать, дело о браконьерстве открыто не было. Были зато агрессивные статьи против организаторов митингов и пикетов, которых пытались обвинить в проведении проплаченных акций или уличить в связях оппозиционными центрами (хорошо, что не с иностранными разведками). Протесты не затихали. Наконец, в мае Федеральная служба по надзору в сфере природопользования обратилась в прокуратуру с просьбой о возбуждении уголовного дела. На сей раз прокуратура, наконец, отреагировала. 4 мая 2009 года уголовное дело было возбуждено.

Продолжение

силуэт

Последнее прибежище либерала

Во всем мире экономический кризис означает идейное отступление либерализма. Рассказы о свободном рынке, который сам решает любые проблемы, выглядит неубедительно. Жалобы на то, что источником любых хозяйственных неприятностей обязательно является государство, не вызывают сочувствия – после того, как на протяжении двух с лишним десятилетий правительства добровольно отказывались от любых инструментов регулирования и контроля. Рассказы о превосходстве частной собственности не убеждают из-за потока скандальных новостей, демонстрирующих коррупцию и неэффективность частного бизнеса в таких масштабах, которые были невообразимы даже в худшие годы советской бюрократии. Призывы любой ценой сохранять принципы либеральной экономики по-прежнему раздаются из уст правительственных начальников высшего ранга, но в свободный рынок никто уже не верит, кроме чиновников.

Либеральные идеологи повсеместно перешли в оборону, а то и вовсе отмалчиваются. Их единственная надежда – на то, что кризис как-то пройдет сам собой и по прошествии двух или трех лет все вернется на круги своя.

Одной из немногих стран, где либеральные идеологи по-прежнему проявляют наступательную активность, является Россия.

Либералы в нашей стране есть двух видов: оппозиционные и правительственные. Первые ругают «кровавый режим», а вторые руководят его экономическим блоком. Время от времени в их среде происходят рокировки, позволяющие опальным экспертам и чиновникам типа Илларионова или Касьянова занимать посты в оппозиции, а неудачливым оппозиционерам типа Белых получать должности губернатора.

Правительственные либералы испытывают сейчас некоторую растерянность, и, возможно, некоторые из них подумывают о том, чтобы вовремя перейти в оппозицию – до того, как придется отвечать за результаты собственных решений. Зато среди оппозиционеров появляются проблески надежды – не обернется ли кризис приглашением в кабинеты власти?

Продолжение на Рабкор.ру
силуэт

Не верим!

Российское правительство взялось за новый антикризисный план. Никто его еще не видел, но все твердо знают, что будет он всем хорош: и старую стратегию развития до 2020 года учитывает, и на новые проблемы ответы дает и стабильность обеспечивает. Границы валютного коридора будут соблюдаться, девальвация не повторится, образование будет развиваться, жилищные проблемы решатся, а народ может спать спокойно.

Вице-премьер Игорь Шувалов нас успокоил и ободрил: «План антикризисных мероприятий в настоящий момент формируем так, чтобы даже при самых неблагоприятных внешних условиях мы могли говорить о том, что модель экономического роста, которую мы себе задали в планах развития страны до 2020 года, будет в стратегическом плане, безусловно, исполнена, но с некоторыми тактическими поправками».

Ясное дело, что вице-премьер у нас, конечно, не Цицерон, а потому выражается несколько сбивчиво. Но суть-то ясна: кризис на нашу жизнь никак не повлияет. И ничего в политике и стратегии власти корректировать не надо, всё у нас делается правильно. А если что-то и не получается, так это вопрос «тактический».

Вы в это верите?


Продожение
силуэт

Падение индустрии

Январь и февраль стали для отечественной промышленности крайне тяжелыми. Несмотря на прославляемые либеральными экспертами успехи «антикризисной» политики государства, дела идут плохо, и «спасительная девальвация» ничего не меняет к лучшему.

В январе газета «Ведомости» зафиксировала сокращение промышленного производства в России на 19,9 % по сравнению с декабрем 2008 года. В годовом выражении производство упало на 16 %. Экономика не знала такого спада с 1994 года. Февраль также принес результаты, не внушающие никакого оптимизма. Промышленное производство в стране начало снижаться с лета минувшего года. С октября спад ускорился, подгоняемый снижением мировых цен на сырье и падением продаж внутри страны. Правительство впало в антикризисную лихорадку.

Спустя полгода после открытия индустриального падения ситуация в реальной экономике сложилась предельно драматическая. Однако зимние месяцы вселили в правительство некоторый оптимизм. Цены на нефть зафиксировались на одном уровне, а девальвация обеспечила нефтяным гигантам дополнительные выгоды. Хор либеральных экономистов торжественно объявил обесценивание народных доходов чуть ли не гениальным решением, укрепляющим экономику. Однако резкое падение реальных доходов трудящихся помогало лишь узкой группе производителей. Вся остальная промышленность падала без остановки.

Продолжение материала
силуэт

В ожидании грозы

Девальвация прошла. Рубль ненадолго успокоился. Правительство вздохнуло с облегчением и вернулось к своим обычным делам. Все знают, что дальше будет хуже, но никто не пытается, да и не может ничего изменить. На некоторое время мы получили передышку. Но ненадолго.

Девальвация помогла правительству раздобыть дополнительные средства в бюджет, который уже трещит по швам. Разница между старым и новым курсом рубля позволила более выгодно конвертировать валютные резервы государства, тем самым обеспечив на некоторое время выполнение взятых на себя социальных обязательств. Заодно она дала возможность обогатиться тем представителям крупного бизнеса, кто знал или хотя бы понимал игру Центрального банка. Однако девальвация не смогла, да и не способна была решить главную проблему – остановить спад промышленности. Снижение курса рубля лишь теоретически должно сделать российские товары более дешевыми и более конкурентоспособными. Увы, лишь небольшая часть изделий отечественной промышленности в полной мере заслуживает этого имени. Большая часть новых производств, построенных в годы «путинского процветания», представляет собой сборочные предприятия, продукция которых создается на основе импортных материалов и комплектующих. В итоге, то, что выигрывается за счет удешевления рубля, теряется за счет удорожания импорта. Издержки предприятий остаются крайне высокими, только теперь меньше тратится на рабочую силу, а больше – на комплектующие. Расплачиваться за кризис, как всегда, должны рабочие. Но жертвы эти совершенно напрасны. Протекционизм и девальвация, практикуемые без общественных инвестиций, без стратегии развития, без какой-либо внятной программы или плана действий, не дадут ожидаемого результата. Экономикапо-прежнему будет падать, потребление снижаться, рынки свертываться.

Продолжение
силуэт

Полемика о будущем белого человека

9 февраля в интернет-журнале Рабкор.ру появилась статья Елены Шварц «Закат европеоида или Подведение итогов «эры белого человека», за которую автор был обвинен в "фашизодно-цивилизационном бреде". Речь в статье идет о демографическом и культурном кризисе европейцев и о том, к чему приведет изменение баланса культур на Земле.
Вскоре появился ответ на эту статью - "Бремя белого человека", полемизирующий с мнением Елены Шварц.
И позднее к дискуссии присоединился директор Института гуманитарно-политических исследований Вячеслав Игрунов, изложивший свой взгляд на проблему.
Предлагаю вашему вниманию эту достаточно интересную дискуссию целиком.